Таможенные процедуры, внешне-экономическая деятельность (вэд), экспортные и импортные операции | Аналитические статьи и обзоры

29.04.2009

Проблемы есть, решения - нет!

Очередное обсуждение изменений Таможенного кодекса состоялось на территории комплекса ФТС России. На сей раз дискуссия проходила в рамках выездного заседания экспертного заседания Экспертного совета по таможенному регулированию при Комитету по бюджету и налогам Государственной Думы РФ. С самого начала было решено: работать оперативно. Тем более что по темам повестки дня уже трудились рабочие группы.

Как сказал председатель экспертного совета Нариман Кутлубаев, все выносимые вопросы уже рассматривались несколько месяцев назад, и в план работы заседания они включены осознанно, так как понимания с представителями федеральных органов исполнительной власти не найдено.

Надуманный вопрос?

Итак, первый вопрос: о внесении изменений в статьи 315 и 337 Таможенного кодекса (о расширении перечня случаев непредоставления обеспечения уплаты таможенных платежей). С обоснованием позиции экспертного совета выступила участница рабочей группы Людмила Шашнева.

— Проект федерального закона направлен на устранение недостатков кодекса, связанных с требованиями предоставления обеспечения таможенных платежей участниками внешнеэкономической деятельности, — сказала она.

А недостатков немало. Так, по ее словам, статьей 312 ТК РФ определено, что при подаче временной таможенной декларации уплачивается не менее 50% суммы экспортных таможенных пошлин до фактической поставки товара. Оставшаяся сумма пошлин оплачивается после вывоза товара с таможенной территории РФ. И вот в отношении этих 50% суммы вывозных таможенных пошлин в соответствии со статьей 315 ТК РФ требуется предоставление обеспечения уплаты таможенных платежей. Все способы определены статьей 340 ТК. РФ. Выполнение такого требования ведет к необходимости замораживания финансовых средств на беспроцентных депозитах, предоставления дорогостоящих банковских гарантий, оплаты услуг околотаможенных структур и т.д. А это невыгодно не только компаниям, но и государству! Вывод из оборота на 2-3 месяца значительных средств снижает эффективность работы предприятия и сокращает налоговые поступления в бюджет страны.

— Поэтому нефтегазовые компании практически не используют в своей работе положения главы 26 ТК РФ, — отметила Людмила Шашнева и привела пример. - В 2007 году по нефтепроводу «Дружба» в дальнее зарубежье было экспортировано 55 млн. тонн сырой нефти, в том числе около 14 млн. в 4-м квартале. Средняя экспортная пошлина с 1 октября 2007 года составила $250 за тонну. Если бы все экспортеры нефти и газа предоставили таможенным органам обеспечение по уплате только экспортной пошлины, то размер выведенных в течение двух месяцев из оборота средств составил бы в 4-м квартале $1 млрд. 750 млн.

Еще более печальна, по мнению Шашневой, статистика, связанная с применением экономического режима переработки, объёмы которой падают самыми быстрыми темпами. Отчасти это обусловлено как раз требованиями предоставления обеспечения уплаты таможенных платежей. Между тем, применяют экономический режим, в основном, производственные предприятия, крупные промышленные объекты, т.е. не компании-однодневки. Следовательно, нет риска, что государство столкнется с фактами нарушения таможенного законодательства.

Законопроект, предлагаемый членами экспертного совета, устанавливает четкие основания для освобождения от предоставления обеспечения уплаты таможенных платежей. В частности, определяются случаи, когда обеспечение не предоставляется в отношении специфической категории товаров (товары для посольств и консульств РФ, воинских частей, товары для ликвидации стихийных бедствий), перемещаемых в рамках специальных таможенных режимов (ст. 268 и 264 Таможенного кодекса РФ).

— В рамках предлагаемой новой редакции мы исходили из установления четких оснований для неприменения обеспечения уплаты таможенных платежей, которые, с нашей точки зрения, будут способствовать предотвращению коррупции в таможенных органах и уменьшению издержек для добросовестных участников ВЭД, - подчеркнула Л. Шашнева. — Это также уменьшит издержки государства. И в первую очередь таможенных органов на администрирование процедуры обеспечения уплаты таможенных платежей, упростит и ускорит процедуры таможенного оформления.

Но несмотря на достаточно четкую, обоснованную позицию экспертного совета, представители ФТС не согласились с ней. И вот почему. По словам заместителя начальника Управления федеральных таможенных доходов Ольги Комаровой, крупные нефтяные компании («Роснефть», «Лукойл», «Сургутнефтегаз») освобождаются от обеспечения. Причем уже в течение трех последних лет. И даже если речь шла об обеспечении каких-то других компаний, никогда не вставал вопрос: надо вносить деньги. Что касается переработки на таможенной территории, то вопрос снижения применения режима связан не с обеспечением. В течение последнего года был целенаправленно усилен контроль, отозвано несколько лицензий. То есть, как подчеркнула Комарова, и впредь у тех организаций, которые попадут в списки незаконопослушных, будут отзываться лицензии. Она отметила, что сегодня в таможенной службе происходит ревизия нормативных документов, определяющих работу режима временного ввоза, и есть много вопросов, которые надо регламентировать. И только после этого можно вернуться к вопросу обеспечения.

— Надо быть последовательными, — сказала Ольга Комарова. — В частности, по режиму временного ввоза сначала надо пройти этап введения поправок в Таможенный кодекс, а далее внести изменения в инструкцию, действующую внутри таможенных органов.

Представитель Минфина Алексей Волков поддержал сотрудников ФТС. Кроме того, он напомнил об изменившейся ситуации в стране в связи с кризисом:
— В условиях достаточно напряженного исполнения федерального бюджета у нас возрастает значение собираемости таможенных платежей. Поэтому в нынешних условиях вести речь об освобождении от внесения обеспечения, тем более никак не связанном с платежеспособностью организации, наверное, не совсем правильно. Следует учесть и то, что любая мера — это палка о двух концах. Как только кто-то освобождается от внесения обеспечения уплаты таможенных платежей, таможенный орган в дальнейшем, при взыскании задолженности, вынужден применять более жесткий механизм взыскания. Еще неизвестно, кому мы сделаем добро!

В итоге решено было снова встретиться на совещании рабочей группы, чтобы наконец договориться о поправках и внести законопроект в Госдуму на рассмотрение.

Без новых критериев не обойтись

Сложная ситуация сложилась и при рассмотрении второго вопроса. Речь шла об установлении критериев исключения из реестров владельцев таможенных складов и складов временного хранения, таможенных перевозчиков и таможенных брокеров в случае совершения этими лицами административных правонарушений в области таможенного дела. На сей раз с обоснованием необходимости внести изменения в статьи 98, 113, 145 и 231 Таможенного кодекса выступил руководитель экспертного совета по подготовке законопроекта, президент Ассоциации экспресс-перевозчиков Владимир Стройков.

— Одно из оснований отзыва свидетельств, — сказал он, — а именно: неоднократное привлечение лица к административной ответственности за совершение административного правонарушения, — является проблемным.

Он пояснил: лица, осуществляющие деятельность в области таможенного дела, совершают сотни тысяч операций в год. При таком количестве действий, естественно, возможны нарушения. Но Таможенным кодексом не делается никаких скидок на человеческий фактор. И сегодня у подавляющего большинства лиц, осуществляющих деятельность в области таможенного дела, может быть отозвано свидетельство о включении в соответствующий реестр. Таким образом, существующая правовая норма фактически создает условия для развития нелегального бизнеса околотаможенных структур, в частности «серых брокеров», которым выгоднее осуществлять свою деятельность, не включаясь в реестр и не подвергая себя риску его отзыва, но при этом перекладывая всю ответственность на участников внешнеэкономической деятельности.

Кроме того, поскольку отзыв свидетельства означает фактическую остановку деятельности организации, участнику ВЭД непонятно, можно ли рассчитывать на долгосрочные отношения с партнерами. С другой стороны, и тем, кто работает в области таможенного дела, также неясны перспективы собственного развития. А значит, они не могут формировать инвестиционные планы. И вот рабочая группа экспертного совета предлагает применять объективные критерии для регулирования сферы таможенных правоотношений, поскольку они наиболее прозрачны и понятны всем. В этом суть вносимых поправок.

Но может быть, сторонники поправок изобретают велосипед? Оказывается, нет. Например, в других странах подобная проблема уже давно решена. Так, законодательство Европейского союза не предусматривает оснований для лишения права заниматься деятельностью в области таможенного дела. Положение основано на стандартном правиле 3.39 Генерального положения Киотской конвенции, которым определено, что таможенная служба не применяет существенных санкций за неумышленные ошибки.

Однако представители ФТС не одобрили обоснования поправок сразу в четыре статьи Таможенного кодекса. Главный инспектор отдела транзита Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля Ольга Мамыркина сказала, что в ФТС уже ведется работа над внесением изменений в Таможенный кодекс. Причем сразу по многим направлениям. Вполне возможно, что и условия исключения из реестра будут изменены, а пока следует оставить все как есть. Заместитель начальника Главного управления таможенных расследований и дознания Людмила Подгорная поддержала коллегу:
— Я думаю, нужно подумать о критериях, которые учитывают количество правонарушений, потому что отсутствие четких критериев мешает нам всем жить. Особенно участникам внешнеэкономической деятельности, которые пугаются исключения из реестров. Кстати, такой случай отзыва был, по-моему, только один.

Кроме того, отзыв из реестра таможенного брокера на основании только однократного совершения нарушений таможенных правил — мера исключительная, но возможная. Например, когда таможенный брокер совершил тяжелое преступление, связанное с мошенничеством, то есть обманул декларанта. Этого одного достаточно, чтобы рассматривать вопрос об отзыве.

И вновь, по предложению председателя экспертного совета, было решено собраться рабочей группе, чтобы встретиться с представителями ФТС, посмотреть критерии, обсудить статистику по всем 430 таможенным брокерам, состоящим в реестре.

Посидели, поговорили...

Наиболее яркая полемика, правда, полностью повторяющая сценарий обсуждения предыдущих двух вопросов, завязалась у членов экспертного совета и представителей ФТС по третьему вопросу повестки дня — о внесении изменений в статью 133 Таможенного кодекса. Для обсуждения был предложен порядок изменения в таможенную декларацию (ГТД) - после выпуска товаров, разработанный членами рабочей группы экспертного совета.

Дело в том, что законопослушные участники ВЭД давно сталкиваются с проблемой отсутствия процедуры внесения изменений в ГТД после выпуска товаров и порядка добровольной доплаты таможенных платежей при допущенных ошибках. В решении этой проблемы заинтересованы многие компании, не имеющие возможности корректно отражать в бухгалтерском учете те товары, которые в результате недочетов поставщиков, пересортицы или неправильно составленных товаротранспортных документов не были правильно задекларированы при таможенном оформлении.

Суть поправок, предлагаемых рабочей группой экспертного совета, заключается в возможности для декларанта, брокера или получателя товаров внести изменения и доплатить в бюджет таможенные платежи в отношении товаров,  которые уже выпущены таможенными органами для свободного обращения. Сторонники поправок пояснили, что возможности внесения изменений в ГТД после выпуска товаров будут ограничены рядом условий. Например, сроками (предполагается установить срок не более 3 месяцев с даты выпуска товаров в свободное обращение). Если изменения в ГТД после выпуска товаров повлекли увеличение размера подлежащих уплате таможенных платежей, то такие изменения допускаются после уплаты дополнительно начисленных сумм таможенных платежей и пени за просрочку их уплаты. Но без привлечения к ответственности за недостоверное декларирование таких товаров.

Причем проблема внесения изменений в ГТД после выпуска товаров существует только для добросовестных участников ВЭД и усугубляется сочетанием двух факторов. Во-первых, Таможенный кодекс не предусматривает внесение любых изменений в ГТД после выпуска товаров. При этом прямого запрета на внесение таких изменений нет. Однако правоприменительная практика, основанная на положениях действующего законодательства, не позволяет вносить такие изменения. При настойчивости декларантов, обжалующих отказы таможенных органов, таможня возбуждает производство по делам об административных правонарушениях. Во-вторых, в случае изменений в ГТД после выпуска товаров по инициативе декларанта (брокера) для последнего наступает ответственность за правонарушение, предусмотренное ч. 2 или 3 ст. 16.2 КоАП за недекларирование или недостоверное декларирование, если заявление недостоверных сведений послужило основанием для занижения размера подлежащих уплате таможенных платежей. Тогда формальные признаки состава административного правонарушения, ответственность за которое составляет от 50 до 200% суммы неуплаченных таможенных платежей, усматриваются, если недостоверные сведения обнаружены таможенным органом и притом после выпуска товаров. В этом случае не делается различия при квалификации правонарушений по источнику обнаружения недостоверных сведений (обнаружены такие несоответствия при проверке или заявлены декларантом самостоятельно).

Добросовестные участники ВЭД считают, что ситуация не отражает целей и задач ФТС по защите экономических интересов граждан, общества и государства от нарушений таможенного законодательства. И это вполне понятно. Потому что самостоятельное выявление фактов недостоверного декларирования, уплата таможенных платежей и выполнение условий нетарифного регулирования в отношении выпущенных товаров не должны рассматриваться как деяние противоправного характера.

Но представители ФТС выдвинули свои аргументы. Так, начальник отдела Главного управления организации таможенного оформления и таможенного контроля Марина Искоскова напомнила, что еще на прошлом заседании экспертного совета ФТС было заявлено: в такой редакции законопроект поддержан не будет.

— Мы видим, — сказала она, — что сделана попытка решения локальной проблемы. А сегодня уже говорилось, что нужно последовательно и комплексно подходить к работе по законопроектам. Видеть все взаимосвязи, возникающие в тех или иных бизнес-процессах. И если мы беремся писать новую статью 133 прим. «О внесении изменений в ГТД после выпуска», то туда должно войти все, что волнует таможню и что волнует бизнес.

По ее словам, на прошлом заседании уже выяснили: подход к изменению в ГТД после выпуска выходит за рамки стандартных правил Киотской конвенции. Кроме того, нельзя давать неограниченное право декларанту вносить изменения по требованию. Нужно, чтобы таможенный орган разрешал внесение этих изменений, если посчитает их обоснованными. Искоскова привела в пример Кодекс таможенной службы Республики Казахстан. Там сказано, что допускается внесение изменений и дополнений в грузовую таможенную декларацию по письменному заявлению декларанта. Но в исключительных случаях и с разрешения таможенного органа. Причем в течение месяца со дня выпуска товаров, а также при условии, если изменение и дополнение в этой декларации не расширяют и не сужают ее сферу действия и не могут повлечь за собой изменение заявленных сведений о товаре.

Как отметили представители ФТС, в этом году по инициативе таможенной службы планируется комплексное внесение изменений в главу 14 Таможенного кодекса, в том числе и в 133-ю статью. Среди прочих поправок предполагается и возможность вносить изменения после выпуска, если изменяются суммы таможенных пошлин и налогов, если принимаются решения по жалобам или решения в рамках ведомственного контроля, осуществляется проверка достоверности заявленных при таможенном оформлении сведений и еще в некоторых других случаях.

— Но почему я должен получать разрешение? — возмутился представитель бизнеса из зала. — Я пришел в таможню и говорю: знаете, я принимал на склад товар, а у меня вместо 20 телевизоров оказался 21. Могу я внести изменения?

А мне в ответ: «Нет. Мы тебе не разрешаем». Разрешительный порядок у меня вызывает сомнение. Что нужно, чтобы разрешили? И еще очень важно, чтобы эти изменения, которые будут предлагаться вносить в декларацию, не повлекли возврата платежей из бюджета. Это принципиально.

Еще одна реплика из зала продолжила черед, примеров:

— Компания занимается импортом автокомпонентов. В декларации, в транспортных документах записано 10 фар. Я прихожу на склад открываю, там 10 фар и 3 тормозные колодки. Что происходит потом, знаете? Меня привлекают к ответственности. С одной стороны, это на самом деле ответственность, потому что у меня было право провести осмотр товара до начала таможенного оформления, проверить, сколько фар, а сколько колодок. А с другой — объем импорта в день достигает десятка фур...  И потом,  вы не знаете особенности европейских складов. Там набирают сезонных рабочих. Они бросают в коробки все, что попадается под руки, в том числе недокуренные сигареты.

О жалобах участников ВЭД члены экспертного совета наслышаны давно. Вопрос о разработке порядка внесения изменений в ГТД поднимался много раз на всевозможных встречах, в том числе с участием ФТС. Но воз и ныне там. На это обратил внимание присутствующий на заседании заместитель председателя Комитета по бюджету и налогам Госдумы Александр Коган, который с сентября прошлого года пытается привлечь представителей ФТС к работе над поправками в ст. 133. Более того, он отметил, что нынешние выступления представителей ФТС в точности повторили выступления на предыдущих заседаниях экспертного совета. Словом, напрашивается вывод представителям ФТС и экспертному совету необходимо взаимодействовать активнее.

— Работа по рассмотрению главы 14 уже началась. Мы планируем в 1-м полугодии согласовать законопроект с Минфином и Минэкономразвития, с другими  заинтересованными министерствами и ведомствами, —подчеркнула глава Управления правового обеспечения законотворческой деятельности ФТС Ольга Щербакова. — И если мы начнем сейчас глубоко перерабатывать статью 133, это повлечет изменения в другие статьи и нормы.

— Я абсолютно не согласен с тем, что поправка 133 прим. повлечет за собой изменения всей 14-Й главы, - попытался возразить председатель Экспертного совета Госдумы по таможенному регулированию Нариман Кутлубаев. - 133 прим. не затрагивает каких-либо других статей и глав. Она позволяет бюджету, после ее принятия, иметь дополнительные деньги, а бизнесу - прозрачную, реальную бухгалтерию о движении поступления товаров.

И он предложил провести еще одну рабочую встречу, чтобы понять, какие возможны риски и что кого беспокоит...


Галина Белоус

Возврат к списку

Основные направления деятельности
Международные перевозки автомобильным транспортом
Aвиаперевозка грузов
Железнодорожные перевозки грузов
Морские контейнерные перевозки
Международные перевозки сборных грузов
Услуги таможенного оформления
международные перевозки
Поиск по сайту:





Новости таможни

24.06.2014

24.06.2014

Новости ВЭД

18.11.2013
В Белоруссии разоблачена схема незаконного ввоза грузовых автомобилей

18.11.2013
Страны ТС будут самостоятельно назначать пошлины Украине

Статьи и аналитика

29.05.2009
ФТС: контейнеры No pasaran!

29.04.2009
Проблемы есть, решения - нет!


Rambler's Top100
главная | о компании | контакты
рекомендации | информация
перевозка грузов | таможенный брокер | бизнес-логистический сервис | складская логистика | дополнительные услуги
2012 © ООО «Моби-Центр» |карта сайта| Разработка сайта — WebCait.Ru